December 2017
M T W T F S S
« Jul    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Archives

ловушка

Ловушки для интеллекта

Ловушки для интеллекта

интеллектВсем нам знакомы выражения: «вы так расстроены, возьмите отгул, все равно наделаете много ошибок», «в ярости он не владел собой», «от страха я ничего не соображала», «он обезумел от боли», «я была как в тумане».

Эти выражения довольно точно описывают состояние выключенности интеллекта или довольно явного сбоя его работы в условиях острого стресса.

Интеллект можно определить как механизм, принимающий, обрабатывающий поступающую информацию и принимающий решение о том, как поступить.

В вышеописанных ситуациях острых переживаний этот механизм давал сбой. Когда человек испытывает острый стресс, он перестает понимать, осмысливать, дифференцировать чувства и ощущения. Большая часть резерва психики направляется на обеспечение выживания и обретение равновесия. И способ переработки информации в таких острых ситуациях кардинальным образом меняется.

Информация из окружающего мира продолжает поступать, и человек продолжает ее воспринимать, но захваченность собственными переживаниями не позволяет поступающую информацию адекватно обрабатывать, «раскладывать по полочкам», «разжевывать». Информация поступает в виде «информационного кома». Ситуация перестает быть тем материалом, из которого человек способен извлечь выводы и найти адекватный способ решения проблемы.

В таком состоянии весь непереваренный ком информации, со всеми событиями, неприятными ощущениями и тягостными чувствами (со всем комплексом внутренних переживаний) воспринимается без обработки, как будто записывается на пластинку. И информация поглощается человеком, остается в его пользовании в таком вот недифференцированном виде и сложна к осознаванию. А жизнь движется дальше. Запутанный клубок мыслей, действий, ощущений и чувств остается запутанным клубком не разлепленного комплекса внутренних переживаний и картины внешней действительности.

И следующее столкновение с похожей по каким-то параметрам ситуацией происходит по уже воспринятому сценарию – пластинка проигрывается вновь и человек вновь испытывает весь комплекс отрицательных переживаний, хотя ситуация может быть иной, она всего лишь похожа, но несмотря на это она снова становится травматичной для человека. И теперь уже эта, по сути новая ситуация вкладывается в уже имеющийся ком, клубок запутывается еще больше.

Эти ситуации внеинтеллектуальны, так как когда человек целиком поддается переживаниям, захвачен ими, у него не работает механизм переработки информации и решения проблем – интеллект. А ком становится больше благодаря способности мозга образовывать ассоциативные связи. К не пережитой и не переработанной до конца ситуации добавляется похожая, к ней еще похожая и так далее. Что-то смутное внутреннее выбирает за человека, решает его проблемы. И такое положение дел не добавляет уверенности, еще больше увеличивает тревогу, а тревога подавляется, ведь человеку нужно жить дальше, функционировать, решать проблемы, несмотря на наличие стрессов – жизнь требует этого.

Таким образом в интеллектуальной деятельности человека возникают своеобразные ямы и выбоины, такие части внутренней картины мира, которые человеку не известны доподлинно, не разъяснены, не пережиты, не прочувствованы, не осмыслены. Это и есть своеобразные ловушки для интеллекта – такая реакция человека на события внешнего мира, когда включается внеинтеллектуальный способ решения проблем. И способ этот стереотипен, не гибок, похож на своеобразный костыль, при помощи которого человек преодолевает сложный для себя участок жизненного пути.

Но неужели это так серьезно мешает интеллектуальной деятельности?

По оценкам американских психологов, среднестатистический взрослый человек, добившийся в жизни успеха, использует всего 10% исходных ресурсов своего интеллекта. Остальные 90% расходуются на поддержание и воспроизведение стереотипов поведения и чувствования, сложившихся благодаря не переработанной интеллектом информации о прошлых неприятностях и перегрузках.

Испытав стресс, человек создает модель поведения не столько решающую проблему как таковую, сколько избавляющую от тягостных переживания и мыслей. Модель при столкновении с реальностью со временем становится стереотипом. Человек перестает чувствовать стресс, включая созданный стереотип, автоматически защищающий от перегрузок и привычно решающий проблему. И таким образом человек раз за разом воспроизводит прошлый опыт, контактируя с ситуацией не как с новой, а как со старой.

Причем большая часть готовности к стереотипному действию скрыта, пластинка ждет своего часа, чтобы включиться. А запутанный ком пребывает внутри, принося привычный и уже не ощущаемый дискомфорт, но еще больше запутываясь год от года.

Стереотипные действия блокируют потенциал человека, снижают его интеллектуальную активность, но не определяют его поведение, пока ситуация не напомнит предыдущие (и изначальную) стрессовые. Например, запись «страх перед публикой» или «боязнь близких отношений» включаются лишь локально – в присутствии стрессогена. Только тогда, когда нечто внутри нас опознает ситуацию как похожую. И пластинка определяет поведение в сходной ситуации.

Признаки такого состояния интеллекта можно косвенно определить как:

 

     

     

  • От решения проблемы человек не получает удовольствия

     

     

  • Не испытывает интереса к проблеме

     

     

  • Не возникает состояние творческой активности и желания решать проблему

     

     

  • Мысли, чувства, ощущения и другие проявления интеллекта замораживаются, какое-то из них или несколько отключаются, реакции теряют живость.

     

     

 

Состояние нетворческой реактивности в противовес творческой активности с присущей ей инициативой в поиске решения и обработке информации до обретения ясности, к счастью, не является фатальным. Хотя от стрессов уберечься невозможно.

Но подчиняют стереотипам свою жизнь, свое поведение далеко не все люди. У всех нас есть свои стереотипы, свои погружения в туман, но у кого-то их больше, у кого-то меньше; у кого-то они лишь мешают интеллекту совершенно свободно творить или закрывают часть информации (не давая возможности получать целостную картину происходящего), а у кого-то серьезно блокируют весь интеллект (человек воспринимает информацию искаженной, соответствующей набору собственных стереотипов).

Процесс наращивания кома не переваренных событий и упрочения стереотипного, непроизвольного поведения (Ф.Перлз) может быть обратим. Интеллект и способность к творчеству могут быть восстановлены, если человек проделает определенную работу.

Если он научится распознавать те пластинки, о которых было рассказано выше; если захочет научиться переживать до конца свои чувства и ощущения, отделять их от мыслей, а мысли от действий. Если создаст благоприятные условия для работы своего интеллекта. Отнесется к себе с вниманием и заботой, поверит, что жить можно с удовольствием, воспринимать проблемы как интересные задачи, искать свои способы их решения. Если обнаружит те ситуации, которые служат выключателями для интеллектуальной активности. И взглянет на них по-новому, создав себе для этого подходящие условия.

Отдельно хотелось бы сказать о внешних факторах, способствующих формированию активной интеллектуальной жизненной позиции. А так же о тех факторах, которые эту активность способны заблокировать.

Первый из могущественных факторов, влияющих на способность человека пользоваться собственным интеллектом – переживание эмоций до конца.

Социальные стереотипы воспитания послушных, управляемых детей не позволяют детям спонтанно выражать эмоции и познавать их. Родители тут же бросаются или утешать, или ругать, или каким-то образом вмешиваться в процесс эмоционального реагирования, прерывая его, лишая ребенка возможности увидеть и почувствовать конец этого процесса. Узнать, что чувства имеют не только начало, но и конец. Научиться опираться на чувства как на необходимую часть информации, поступающую для работы интеллекта. Научиться использовать чувства для оценки ситуации и выбора решения.

Взрослые люди не менее настойчиво не позволяют друг другу выплакаться или рассердиться. И это одна из причин, по которой мы, цивилизованные культурные люди, не находимся в контакте с чувствами. Мы постоянно вынуждены их прерывать. Что приводит к необходимости давиться эмоциями, проглатывать их, заталкивать внутрь себя как нечто грешное, запрещенное, неприятное окружающим.

Но подавленные чувства не исчезают бесследно, освобождают человека только лишь чувства пережитые до конца. Естественно закончившиеся и столь же естественно регулируемые (перерабатываемые и используемые) человеком. Принимаемые окружающими. Людей, не боящихся собственных эмоций и позволяющих другим открыто выражать чувства, к сожалению, довольно мало. И практически в каждом из нас есть ком, частично состоящий из не пережитых чувств, накрепко соединенный с недодуманными мыслями, не пережитыми ощущениями и недоделанными делами.

Ну а если мы не научаемся чувствовать, тогда стресс для нас – слишком серьезное испытание. Ведь мы сталкиваемся не только с неприятной ситуаций, но и с неизвестным собой. Чувства захватывают, страшат и мы стремимся подавить их.

Не научившись с детства взаимодействовать со своими чувствами, мы спешим чувства подавлять, не дожидаясь обретения внутреннего равновесия, комфорта, и избегать ситуации, способные принести чувственный дискомфорт. А ведь это именно те ситуации, которые развивают интеллект. Но вместо этого привычнее включить старую заезженную пластинку, сведя новую ситуацию к травматично окрашенной старой.

Восстановительная процедура здесь заключается в обретении контакта с чувствами, обретении умения различать собственные чувства и лояльно к ним относиться. Чувства способны возродить взрослого человека, придать интерес его интеллектуальным занятиям, оживить творческую активность.

Второй важный фактор, способствующий активности интеллекта, – контакт со своими телесными проявлениями.

В этот аспект человеческого бытия культура так же привнесла свои запреты и ограничения. Современный человек лишен возможности испытывать весь спектр ощущений, который был доступен нашему не столь отдаленному предку. Например, ощущения холода до дрожи или сколько-нибудь продолжительного чувства голода практически исчезли из опыта повседневной жизни. Нам не хватает движений.

Приучение к гигиене отторгает нас от естественных запахов человеческого тела, а так же от естественных физиологических ритмов. Мы с самого раннего детства вынуждены приспосабливаться под общий режим, следовать моде, нося не слишком удобные вещи, дышать загрязненным воздухом и глотать таблетки при малейшем телесном дискомфорте. И все эти приметы цивилизации, с одной стороны, дают нам стабильность и ощущение безопасности, защищенности, но с другой, – не додают нам ощущений такого количества и качества, которые могли бы научить нас ориентироваться в мире и слышать себя. И благодаря такой своеобразной недостаче впечатлений многие из нас совершенно беспомощны перед стрессом. А большинство из нас не знакомы со своими телесными реакциями на отличающиеся от привычных внешние и внутренние раздражители.

Психологическая напряженность, возникающая от вынужденной работы над поддержанием общественно заданных стереотипов, настолько высока, что встреча с немного изменившимися внешними условиями, вызывает тревогу, повышенный уровень которой выключает, а не включает интеллект.

И поэтому в интересах живой и активной деятельности интеллекта – не удовлетворяться тем стереотипным набором ощущений, который предоставляет цивилизация. И если вам удастся познакомиться ближе с ощущениями и состояниями телесного комфорта и дискомфорта, научиться отличать одно от другого, научиться выбирать свое: свой режим, свою пищу, удобную вам одежду, необходимые вам (а не только социально приемлемые) ощущения – количество стрессогенных факторов уменьшится.

И тот барьер, за которым наступает выключение интеллекта, для вас будет существенно более высоким. Устойчивость к стрессу увеличится. И одна из ниточек, составляющих ком не переваренных событий станет нитью, указывающей путь и помогающей выбирать поведение. Ощущения принесут свою часть информации интеллекту и помогут обработать ее, не прерывая контакта с телесной жизнью. Пять чувств будут работать на обеспечение гибкости и активности вашего интеллекта.

И последний фактор, на который хотелось бы обратить внимание – это фактор сугубо социальный. Он связан с тем способом, которым мы обучаемся интеллектуально функционировать.

В этом отношении у нас тоже образуется своеобразный стереотип. Начиная со школы, интеллект работает в основном на поглощение информации. Мы привыкаем глотать куски информации. Которые всего лишь необходимы. И это глотание порой связано и с сопровождающими негативными эмоциями, с неприятными ощущениями, со стрессами, обусловленными вынесением и проставлением оценок.

Все это присуще процессу обучения, является социальной нормой, оправдано существующей системой образования и привычно. Но часть интеллектуального процесса остается без применения и, следовательно, с ней большинство из нас тоже мало знакомо. Речь идет о самостоятельном «пережевывании», т.е. переработке информации и принятии решения как с ней поступить, нужна она или не нужна.

Учащиеся запоминают информацию, мыслят, решают задачи, но им эта информация предоставляется в виде заданий, выполнение которых затем оценивается. Свободный, произвольный контакт с информацией остается малодоступен, время загружено заданным. Информационные события стандартизированы, стереотипны. Интеллекту не на чем развернуться произвольно.

Основная задача – не переваривать, а поглощать. Нет возможности выбирать и отказываться. Приходится заставлять себя изучать все предметы без выбора, без разбора.

И несмотря на то, что стрессы при обучении чаще всего не являются острыми, но их постоянный характер способствует формированию привычки к фиксированию стереотипа.

Удовольствия от живой интеллектуальной деятельности маловато, желания решать задаваемые проблемы еще меньше, возможности к самостоятельной активной интеллектуальной работе учащийся практически не имеет (если учится в обычном учебном заведении системы среднего и высшего образования). И с таким багажом многолетней привычки человек выходит в жизнь, туда, где ему предстоит столкновение с ситуациями острого стресса. А способ интеллектуальной обработки поступающей информации в таких условиях не освоен. Поэтому нет ничего удивительного в том, что большинство людей мыслят стереотипно, не пользуясь всем потенциалом своих интеллектуальных способностей и избегают ответственности за выбор решения.

Зная о механизме формирования стереотипов поведения, чувствования и мышления, можно изменить привычный подход к получению и переработке информации. И сделать это можно в любом возрасте, при любом уровне образования, независимо от того, как долго действовали стереотипные подходы.

Познакомившись с только вам присущими чувствами, ощущениями, научившись отделять их от мыслей, освобождая мысль для творческого поиска, подключив эти резервы, можно обнаружить живейший интерес к проблемам вместо привычной необходимости. Можно получать большое удовольствие от растущих проявлений собственной творческой активности и в конечном итоге решать проблемы не только интеллектуальные, но и житейские – эффективнее, с минимум попаданий в ловушки для интеллекта. Радоваться новому, незнакомому и уверенно чувствовать себя в процессе творческой интеллектуальной деятельности.

 

Автор – Елена Заманская